Previous Entry Share Next Entry
Война Коньякской лиги - действия на море. Часть 2
bande_nere
bande_nere wrote in italian_wars
Часть 2. Битва при Капо д'Орсо

Силы и планы сторон
Противостоящие флотилии были неравными по численности судов, огневой мощи, количеству и боевым качествам взятых на борт солдат. Имперская флотилия включала 6 галер (под общим командованием генуэзца Фабрицио Джустиниани), 2 фусты, 3 бригантины и ещё несколько небольших судёнышек. Монкада находился на флагманской галере, которая так и называлась - "Капитана". Патроной, т.е. местопребыванием флотского командующего, была галера "Гобба" (что переводится как "горбун" - прозвище самого Джустиниани). Будучи оборудованы меньшим в сравнении с противником количеством орудий, имперские галеры несли отборных солдат - 700 испанских и немецких ветеранов. Во главе воинского контингента находился преданный сторонник Монкады в Неаполитанском совете Альфонсо д'Авалос, маркиз Басто.

Retrato de Hugo Moncada - аноним, XVII век
Уго де Монкада.
Filippino Doria
Филиппино Дориа.

Что касается генуэзских кораблей, то все кроме одного они принадлежали Андреа Дориа, а командовал ими его племянник граф Филиппино Дориа. У него было 8 галер, включая флагман "Капитану" и патрону "Неттуно". Были также вспомогательные суда, хотя неизвестно, какое место они занимали в боевом плане. Галеры Дориа были прекрасно оснащены артиллерией. На носу капитаны стоял василиск - длинное бронзовое орудие, стрелявшее железными ядрами весом приблизительно в 20 кг каждое. С двух сторон эту куршейную пушку окружали шесть орудий меньшего калибра (по две полупушки, сакры, фальконета). В дополнение к основной батарее на корме, боках и баке могли располагаться другие орудия небольшого калибра. Вместе с тем, генуэзский командующий хорошо осознавал недостаток войск на своих галерах, который мог пагубно отразиться в сражении. Узнав от шпионов о выходе испанских галер из Неаполитанской гавани 27 апреля, Дориа обратился к главнокомандующему осаждающими войсками виконту Лотреку с просьбой прислать ему дополнительные войска. 300 гасконских аркебузиров под командованием капитана Жильбера дю Крока были спешно направлены из французского лагеря в Салерно. Однако на их погрузку на корабли требовалось время, которого могло не быть, если бы испанцы немедленно направили свой флот в сторону Салерно.

Как уже говорилось, в скором времени войска осаждающих ожидали прибытия мощной венецианской флотилии, которая могла позволить наконец перекрыть морской путь в Неаполь. У Монкады оставалось всего несколько дней, чтобы разбить на море того противника, который объективно был слабее, прежде чем тот укрепит свои силы за счёт венецианских кораблей. Со своей стороны, Дориа понимал, что желание Монкады вступить в бой даёт ему последний шанс достичь славы для себя лично до прибытия венецианского флота, который лишит испанцев всякого желания выходить в море и блокирует их в гавани Неаполя. У Дориа было преимущество в числе галер, боевых навыках лигурийских моряков и в артиллерии. В то же время он понимал, что меньшее количество судов противника в какой-то мере компенсируется бОльшим количеством солдат на них. Действительно, Монкада мог рассчитывать главным образом на погружённые на корабли войска. Чтобы избежать невыгодной для него длительной артиллерийской дуэли он рассчитывал при слабом ветре быстро сблизиться с противником и дать возможность своим солдатам пойти на абордаж. После того, как генуэзские галеры, столкнувшиеся с испанскими, окажутся лишены возможности маневрировать, в дело пойдут мелкие суда, которые атакуют уязвимые борта и кормы противника. Монкада был уверен в своём преимуществе и в то же время опасался, что генуэзцы не вступят в бой, а ускользнут от него в открытое море.

Вероятно, не все офицеры Монкады жаждали сражения столь же горячо, как их командующий. По-видимому, противоречиями между ними можно объяснить то, что имперско-испанская флотилия, выйдя в море, сперва направилась в Поццуоли (где испанцы заночевали), а затем на Капри. По мнению Маурицио Арфайоли, это было сделано Монкадой сознательно, чтобы поставить как своих офицеров, так и врагов перед необходимостью сражаться. Кроме того, на Капри испанцы не просто пообедали, но также нашли время выслушать проповедь жившего там португальского отшельника, который благословил их на победу над "белыми маврами". Так называли генуэзцев за то, что они подобно мусульманам держали множество пленных испанцев прикованными к гребным скамьям галер. На Капри, получив известие о том, что эскадра Филиппино Дориа наконец вышла из Салерно и против ветра двинулась навстречу испанскому флоту, Монкада принял окончательное решение о сражении. Его галеры и другие суда выступили навстречу врагу.

Капо д'Орсо. Сражение
Путь флотилии Монкады к месту сражения.

AmalfiCoast01
Вид на Капо д'Орсо со стороны Амальфи (по ходу движения флотилии Монкады).

Начало сражения
Несмотря на принятых на борт галер Дориа гасконских аркебузиров генуэзский командующий опасался, причём не только численного превосходства испанцев, но также их боевых способностей. Овеянные славой победителей при Павии, не столь давно взявшие и разграбившие Рим, испанские солдаты и немецкие ландскнехты вызывали у генуэзцев, по замечанию капитана дю Крока, настоящий страх. Чтобы достичь паритета с противником Дориа призвал на помощь гребцов своих галер (естественно, исключая тех, кто имел испанское происхождение). Вольнонаёмные и пленные мусульманские гребцы согласились помочь ему, последние - в обмен на свободу. Турок и мавров вдохновляла нелюбовь к испанцам, тем более что Монкада несколько раз водил корабли против мусульманских опорных пунктов в Северной Африке. Кроме того, перед битвой Филиппино Дориа произнёс перед своими людьми с вдохновляющую речь. После его выступления раздался воинственный клич моряков, которые, как впоследствии поведал мантуанскому послу тот же дю Крок, во время сражения сумели преодолеть свои страхи и совершить невероятные поступки.

Итак, флотилия Монкады двинулась вдоль побережья в направлении Салерно. Их позиция была выгоднее: они плыли по ветру и к тому же солнце перевалило за полдень и светило им в спину. Добравшись до горного выступа Капо д'Орсо, испанцы обнаружили, что противник расположил свои корабли за ним, приблизительно в 3 милях к юго-западу от Салерно. Около 21.00 галеры стали сближаться и вскоре сражение началось. Чтобы воспрепятствовать очевидному плану Монкады Дориа тоже разделил свои корабли на две части. Шесть галер во главе с флагманом должны были противостоять линии испанских галер. Две галеры во главе с патроной составили резерв, который, не вступая в первую стадию сражения, должен был сохранять возможность маневрировать и использовать свою огневую мощь против врага. К сожалению, план Дориа нарушился по причине неверно понятых сигналов с его галеры: капитан "Моры" оторвался от основных сил и также присоединился к резерву, стоявшему в направлении открытого моря.

Реконструкция боевого порядка сторон
Реконструкция боевого порядка сторон.

Обогнав другие корабли и разбив линию имперской флотилии, капитана Монкады двинулась прямо на флагман Дориа и была поражена, вероятно, в результате единственного выстрела из василиска, установленного в носовой части галеры Филиппино. Ядро прошло сквозь носовую надстройку (рамбату), пролетело через массу столпившихся между банками солдат и ударило в кормовую палубу. От этого выстрела погибло почти 40 человек, включая заместителя командира галеры и большинство офицеров, находившихся на корме. Другими ядрами было поражено несколько гребцов, а выживших обдали брызги из крови и внутренностей погибших. Ответный выстрел с капитаны Монкады не нанёс галере Дориа большого урона по той причине, что она успела сманеврировать немедленно после выстрелов своих орудий, изменив угол сближения с противником под прикрытием порохового облака.

Вскоре после этого две капитаны сблизились и их команды вступили в смертельную схватку, продлившуюся до самого конца сражения. То же происходило и между другими галерами испанцев и генуэзцев: в схватку вступили экипажи и воинские команды "Гоббы", "Санта-Барбары", "Сант-Андреа" (со стороны испанцев) и "Пеллегрины" и "Донцеллы" (со стороны генуэзцев). Испанцы высадились на вражеские галеры и в конечном итоге подавили сопротивление лигурийских моряков и гасконских солдат. Что касается "Перпиньяны" и "Калабрезы", то они двинулись на одинокую "Сирену" и тоже захватили её. Три галеры из флота Филиппино Дориа оказались в руках протиника. "Фортуна" же была оторвана от остальных своих сил. Казалось, что флот Коньякской лиги терпел сокрушительное поражение.

Attack Of the Galley of Ferdinand I Upon the Galley Of the Turks 2
Рукопашная схватка на галере. Гравюра Калло из серии "Жизнь Фернандо Медичи".

Завершение битвы.
Однако, "Фортуна" не оставила племянника великого адмирала насовсем. В конечном итоге план Филиппино Дориа с разделением своей эскадры на две части сработал. На пике сражения,когда победа испанцев, казалось, уже предопределена, генуэзский резерв вступил в бой. Три оставшиеся галеры Дориа - "Неттуно", "Мора", "Синьора" подошли к месту битвы и открыли огонь по лишённым возможности маневрировать кораблям противника. Результат был ошеломляющим. Пушечные ядра с "Моры" разрушили на испанской капитане руль, огонь с "Неттуно" повалил её главную мачту (под её обломками погибло много испанцев), наконец, пушки "Синьоры" повредили вражескому флагману нос и вдребезги разнесли шпирон. В то время как "Мора" направилась на сближение с кораблём Монкады, чтобы оказать помощь своему командующему, две другие резервные галеры обстреляли "Гоббу", фактически превратив её в плавучий остов, лишённый такелажа и целых вёсел. Капитан "Гоббы" Джустиниани был тяжело ранен. Из 180 испанских аркебузиров, находившихся на "Гоббе", 103 были убиты. Целых 7 знаменосцев погибли один за другим, держа в руках флаг своего отряда. Покончив с "Гоббой", две резервные генуэзские галеры обратились к двум другим кораблям левого фланга противника, которые вскоре были потоплены.

Ход сражения переломился не в пользу испанцев. В перестрелке на "Капитане" нашёл смерть дон Уго де Монкада, поражённый аркебузным выстрелом в правую руку, а ядром из фальконета в левое бедро. Кроме командующего погибли все гребцы, а также 150 испанских пикинёров, размещённых на корабле. Две имперские фусты были захвачены, а прочие вспомогательные суда либо бежали, либо были потоплены. Когда капитаны "Перпиньяны" и "Калабрезы" увидели, что имперский флаг пал, они поняли, что сражение проиграно и, чтобы предотвратить дальнейшие потери, вывели свои корабли из боя и направили их в Неаполь. Понимая, что отказ продолжить сражаться во время попытки изменить исход сражения может быть расценен как проявление трусости, капитан Франческо ди Лауриа причалил "Калабрезу" к берегу недалеко от лагеря осаждающих и вступил с ними в переговоры. Капитан "Перпиньяны" вернулся в Неаполитанскую гавань и впоследствии обосновывал своё решение бежать с места сражения перед новым испанским командующим принцем Оранским. Приводимые капитаном аргументы показались принцу неубедительными и он приказал повесить капитана как дезертира.

Если верить очевидцу, сражение при Капо д'Орсо, продолжавшееся 4 часа, было самой "жестокой и страшной морской битвой нашего времени". При этом, если выстрелы генуэзской корабельной артиллерии нанесли главный урон силам Монкады, то солдаты последнего значительно потрепали личный состав галер Филиппино Дориа. Они значительно превосходили противника умением и вооружением. Если испанцы несли на себе полный комплект вооружения, то лигурийские моряки и аркебузиры были без доспехов. Их называли homini di bragessa (люди в штанах). Проворством подобные косулям и леопардам, писал о них Джовио, они перебегали с одного места на другое, сражаясь с помощью мечей и щитов; метали с реи дротики, камни и горшки с греческим огнём; стреляли из тяжёлых аркебуз с убийственной точностью. Генуэзские аркебузиры превосходили противника в умении морской схватки. Они вели огонь с лежачего положения и из-за щитов, поражая столпившихся на палубе своих галер испанских солдат. Бывшие рабы-мавры, вернувшие генуэзцам захваченную было врагом "Донцеллу", сражались подобно "освобождённым от цепей львам", сполна заслужив вновь обретённую свободу.

Потери имперских сил были устрашающими. Погибло 1400 моряков, гребцов и солдат, считавшихся элитой испанской армии. Около тысячи испанцев (большая часть – раненые) было взято в плен и быстро приковано к гребным скамьям галер Филиппино, восполнив потери и заменив свобождённых гребцов-мусульман. Среди погибших было множество особ высокого ранга, начиная с самого командующего. Практически весь штаб Уго де Монкады был уничтожен, погибли генеральный капитан имперской артиллерии Джироламо да Трани и Чезаре Фьерамоска, оруженосец Карла V. Среди немногих уцелевших офицеров с испанской капитаны был Альфонсо д’Авалос, маркиз дель Басто. Его позолоченные доспехи выделяли его как потенциально выгодного для выкупа пленного и тем самым уберегли от гибели в резне, начавшейся на завершающей стадии сражения. Впрочем, он получил ранение в шею. д'Авалосу и нескольким другим выжившим испанцам, защищавшимся на корме флагмана, удалось сдаться лично Никколо Ломеллини, капитану "Моры". Что касается генуэзцев, то их потери составляли около 500 человек.

Ticiano Vecellio. Ritratto di Alfonso d'Avalos, 1533. Лувр
Примерно в такой в золочёной кирасе дель Басто был при Капо д'Орсо (портрет написан пятью годами позднее).

Врач Паоло Джовио, недавно посвящённый в епископы Ночеры, во время сражения находился на о.Искья в Неаполитанском заливе, где скрывался от мора, поразившего испанский лагерь (в котором Джовио некоторое время пребывал несмотря на то, что находился на стороне папы). Хотя место сражения с Искьи видно быть не могло, находившиеся на острове люди слышали отзвуки канонад. Позже до них стали доходить слухи о печальном для испанцев исходе битвы. Джовио находился при дворе герцогини Франкавилла, приходившейся тётей Альфонсо д'Авалосу. Беспокоившаяся герцогиня попросила Джовио навестить генуэзский флот и выяснить судьбу её племянника. Поскольку Джовио был в хороших отношениях с семьёй Дориа, ему позволили посетить знатных пленных, которые находились на борту одной из галер. Джовио даже получил в подарок позолоченные доспехи маркиза Басто. Уже в первых числах мая Джовио описал сражение в письма папе Клементу VIII. Впоследствии эти данные, основанные на опросе капитанов галер и простых солдат, попали в его "Историю", откуда известны современному читателю.

Победа флотилии Филиппино Дориа на некоторое время значительно подняла в целом низкий моральный дух войск Коньякской лиги, осаждавших Неаполь. Её отпраздновали под звуки труб и канонады. Впрочем, триумф графа Филиппино не принёс никаких преимущетв для тех, кто вёл осаду города. Гибель испанской эскадры не ослабила оборонный потенциал гавани. С военно-морской точки зрения единственным заметным результатом победы Дориа, если не считать захвата нескольких галер, была капитуляция гавани Поццуоли силам Лиги спустя несколько дней после сражения. Зато стратегически лагерь Валуа проиграл, поскольку усиление влияния французов не отвечало интересам Генуи, галеры которой участвовали в сражении на стороне Лиги.

D'Amalfi, vue de Capo del Orso (рисунок XIX века, DELAUNAY Elie)
Вид на Капо д'Орсо. Рисунок XIX века.


  • 1
Очень интересно. Откуда черпаете информацию?

Из многих мест, но главным образом Arfaioli M. The Black Bands of Giovanni. Pisa, 2005

Посмотрел на Амазоне - $61.17. Сердито у них (на Западе) книги стоят.

Давно купил, цену не помню. Ну что могу посоветовать? Читайте меня :)

  • 1
?

Log in