Previous Entry Share Next Entry
Дьяволы в бою: оборона Фросиноне
bande_nere
bande_nere wrote in italian_wars
Продолжаем разговор об итальянской пехоте первой трети XVI в. В ближайших постах я опишу несколько характерных тактических приёмов и эпизодов “малой войны” на материале Войны Коньякской лиги. В этой войне Флорентийская республика и папа находились на стороне Франции. Чёрные повязки под командованием Джованни де Медичи сражались за папу, а после Разграбления Рима в мае 1527 г. их остатки разделились; бОльшая часть поступила на службу Флоренции, а отдельные солдаты были наняты командирами императора. Сегодня рассмотрим один из эпизодов войны, предшествовавший Разграблению.

В начале октября 1526 г., чуть раньше чем за месяц до фатального ранения при Говерноло, Джованни де Медичи направил из Ломбардии в Рим полк в составе 1500 пикинёров под командованием одного из лучших своих капитанов Лукантонио Куппано. Тот факт, что Джованни согласился лишиться значительной части своих ветеранов в критический момент кампании на севере Италии, является признаком опасности, грозившей папе с юга. Клемент VII оказался между молотом ломбардских армий Бурбона и Фрундсберга, а также войск семейства Колонна, размещённых в Риме, и наковальней угрожавшего из Неаполя вице-короля Шарля де Ланнуа. В самом начале 1527 г. последний с 12-тысячной армией вступил в пределы Патримония св. Петра.
Главнокомандующий папской армией Лоренцо Орсини (Ренцо да Чери) предложил довольно агрессивный план отражения неаполитанского войска, предусматривавший выдвижение навстречу ему значительных сил. Поскольку Ланнуа занял городок Чепрано, Ренцо начал концентрироть все доступные ему папские войска в Ферентино и, с целью выиграть время и замедлить продвижение врага, направил 1800 пехотинцев (полк Куппано и несколько других пехотных отрядов) и три роты лёгкой кавалерии в центр провинции город Фросиноне. Обстоятельства защиты Фросиноне известны нам из письма историка Паоло Джовио, которое является одним из источников мифа о Чёрных повязках. Согласно Джовио, Повязки фактически добровольно вызвались занять эту уязвимую позицию, бахвалясь тем, что они либо будут защищать её до снятия осады, либо смогут организованно отступить назло всей имперской армии.

Паоло Джовио
Паоло Джовио. Портрет работы Кристофано делл'Альтиссимо.

Некоторые папские командиры высказывали сомнения в целесообразности занятия Фросиноне: город располагался на вершине крутого туфового холма, но не имел стен, а из-за скалистой почвы там не было достаточно земли для возведения даже самых простых насыпных укреплений. Во Фросиноне не хватало провианта и не было артиллерии, а основной источник воды в случае осады находился довольно далеко в предместье у подножия холма и был уязвим для атак врага. Однако, согласно плану да Чери, задержка продвижения имперцев на несколько дней была делом первостепенного значения, а генеральный капитан войск папы знал, что Ланнуа не пойдёт дальше, не захватив Фросиноне, поскольку этот город господствовал на дороге в Рим и контролировал мост через реку Коса.

Фросиноне
Фросиноне. Большое белое здание в центре - префектура (Палаццо дель Говерно), построенная в 1825 г. на месте крепости середины XVI в. Вероятно, Чёрные повязки в начале 1527 г. защищали то же место.

Занятие Фросиноне “дьяволами” Джованни де Медичи оказалось неприятным сюрпризом для имперских войск, которые до этого момента не встречали сопротивления своему приближению к Риму. Сразу после занятия города 300 солдат из отряда Куппано устроили засаду двум ротам имперцев и вдребезги разгромили их. Погиб вражеский полковник Перальта и 80 солдат, было взято много пленных и захвачено два знамени. Несмотря на эту неудачу 21 декабря 1526 г. армия вице-короля прибыла в пределы Фросиноне и, расположившись двумя лагерями, приступила к его осаде. В ожидании штурма была оборудована небольшая батарея в составе 3 полупушек и 4 полукулеврин, начавших обстрел папских войск. Кроме того, поскольку туф Фросиноне был очень мягким, имперцы стали тайно делать подкоп.

Положение защитников было трудным, но не безнадёжным. Частные дома, расположенные по периметру Фросиноне, частично компенсировали отсутствие городской стены, а там, где этот ряд прерывался, Чёрные повязки построили баррикады. Из-за нехватки земли они использовали всё, что могли прихватить, главным образом деревянные статуэтки, снятые с крыш домов, а также трупы почти сотни ослов. В ажиотаже поиска того, что поможет укрепить оборону, нашёлся неожиданный повод для радости в виде примерно тысячи бочек вина; они немедленно были реквизированы и использованы в строительстве баррикад. Конечно, прежде чем использовать бочки требовалось освободить их от содержимого. Так что всё время осады вина для солдат было вдоволь; только лошади пили воду. Даже тесто для изготовления хлеба замешивали на вине.

Вероятно, большое количество выпитого вина не просто вселило в солдат Повязок оптимизм, но и распалило их агрессию. Джовио описывает шутку, которую обороняющиеся сыграли над врагами. Чтобы позлить имперцев, солдаты из Чёрных повязок выставили на обозрение вражеского лагеря на концах трёх пик кошку, голову буйвола и голову осла, что по какой-то извращённой логике символизировало, соответственно, испанцев, сторонников Колонны и немецких ландскнехтов. Надо сказать, что оскорбление с помощью кошки упоминается в источниках того времени довольно часто. Такого рода провокации обычно включали частое выкрикивание брани и пение обидных песенок, в которых обороняющиеся “приглашали” врагов придти и забрать кота. До сих пор итальянское выражение “желать кота” (volere la gatta) означает нарываться на неприятности.

Имперцы, однако, не нуждались в оскорблениях для того, чтобы начать действовать. Пока их батарея продолжала обстреливать дома и кустарные укрепления Фросиноне, ландскнехты вице-короля попытались помешать обороняющимся достичь источника воды. Они легко проникли в предместье, где находился родник, но попали там под интенсивный огонь аркебузиров, стрелявших в них под прикрытием домов. Следующая попытка занять и удержать борго, предпринятая испанскими и итальянскими солдатами вице-короля, также закончилась неудачей, а имперский квартирмейстер Фернандо д'Аларкон был ранен выстрелом в ногу. В конце концов обороняющиеся сами решили отступить из предместья и сжечь его.

frosinon01
Старое здание во Фросиноне.

24 января 1527 г. имперская батарея прекратила обстрел, не достигнув никаких значимых результатов, главным образом по причине значительного расстояния и слишком крутого угла, под которыми пушки были вынуждены вести огонь. От допрошенных пленных испанцев (их пытали с помощью подожжённых концов запальных шнуров от аркебуз), папские солдаты узнали о подкопе и успешно контрминировали его. В результате этих неудач Ланнуа решил затянуть на Фросиноне кольцо осады и просто подождать, не ввязываясь в столкновение с “дьяволами синьора Джованни”.

Между тем Ренцо да Чери наконец накопил достаточно войск – 6 тыс. итальянцев, 2 тыс. швейцарцев, 300 копий тяжёлой кавалерии и 700 лёгких кавалеристов, – чтобы выступить из Ферентино, направиться к Фросиноне и освободить город, а если представится случай, то вступить в сражение с армией вице-короля. 1 февраля имперский посол в Риме Чезаре Фьерамоска прибыл в Ферентино будучи на пути во Фросиноне, где он должен был сообщить вице-королю о 8-дневном перемирии, подписанном Клементом VII (которое вступило в силу как раз 1 февраля). Обнаружив, что Ренцо да Чери только что покинул город, посол попросил папского легата вести себя в соответствии с условиями перемирия и отозвать войска, но тот лишь направил да Чери секретное послание, приказав ему продолжать свой путь.

2 февраля, когда папская армия вышла из леса в боевом порядке, её заметили как имперцы, так и защитники Фросиноне. Чтобы избежать риска оказаться меж двух огней, Ланнуа приказал своим людям отступить из лагеря и собраться на холме, расположенном к юго-востоку от Фросиноне. Там он устроил новый лагерь, одновременно направив четыре роты ландскнехтов взять под охрану мост через Косу. Отборные швейцарцы, возглавляемые Стефано Колонной, командующим авангардом да Чери, перешли через узкий мост и, при поддержке огня тяжёлых аркебуз, вступили с ландскнехтами в схватку на пиках. В конце концов ландскнехты дрогнули и побежали, а преследовавшие их швейцарцы безжалостно рубили их на куски своими алебардами. Погибло более 300 ландскнехтов, 400 были взяты в плен, а мост оказался под контролем войск Стефано Колонны, так что путь во Фросиноне был открыт.

Почти тогда же Чёрные повязки совершили вылазку и решительно атаковали новый лагерь вице-короля, нанеся небольшой урон, но вызвав значительную тревогу. Ко времени заката Ренцо да Чери и его армия заняли лагерь, расположенный между Фросиноне и рекой Коса, который был оставлен имперцами. Риму больше ничего не угрожало. После столь блестящей и относительно недорого давшейся победы папские командиры стали прикидывать свои шансы на успех в атаке против лагеря вице-короля. Неизвестно, чем бы закончилось это предприятие, но Ланнуа решил не ждать действий противника. Его план оказать на понтифика давление путём присутствия имперских войск в Папском государстве провалился. Поэтому вице-король решил просто отступить и возвратиться в Неаполь. 4 февраля, за 2 часа до рассвета, армия Ланнуа в полном молчании оставила лагерь и поспешно двинулась в сторону Чепрано.

Учитывая близость двух лагерей, ночные приготовления имперцев к отступлению не прошли незамеченными. Папские командиры решили преследовать отступающую армию своими основными силами, в то время как отряд в составе 500 лёгких кавалеристов и 300 аркебузиров (вероятно, размещённых на лошадях) должен был обогнать имперцев на марше и атаковать их авангард, отрезав врагу путь к отступлению. К несчастью, этот летучий отряд выступил слишком поздно, так что в конечном итоге армия вице-короля добралась до Чепрано относительно непотревоженной, оставив в руках врага лишь 26 повозок из обоза.

Cavalry and Infantry Battle
Сражение между пехотой и конницей. Антонио Темпеста, ок. 1600 г.

Так или иначе, победа под Фросиноне многое изменило как в умонастроении при папской курии, так и в последующей судьбе Чёрных повязок. По словам Джовио, своими действиями при Фросиноне Повязки опровергли репутацию итальянцев как пребывающих в страхе перед другими народами. Джовио писал одному из своих друзей, что когда Клемент VII лично их инспектировал, “дьяволы” выглядели подобно 8000 выходцам с того света (morti) и возбуждали среди присутствующих большие надежды. Вид капитана Лукантонио Куппано, по словам историка, “мог заставить Венеру выскочить из своей ванны, а Вулкана – из кузницы”. Однако победа Повязок в какой-то степени сыграла против них самих: вдохновлённый победой Клемент VII необдуманно решил сэкономить, распустив множество своих солдат. Повязок это не коснулось, но они не получили причитающегося им жалования, что вызвало среди них недовольство. Как следствие, отряд Лукантонио был частично расформирован.

Остатки пяти отрядов Чёрных повязок участвовали в обороне Рима и помогли отразить первый штурм имперцев. Однако, в конце концов аркебузиры Лукантонио были побеждены, а их командиру, который “сражался с ужасной раной и продемонстрировал то, что дух мужа, воспитавшего его, переселился в него самого”, каким-то образом удалось сдаться в плен. Добавим, что согласно первым сообщениям о Разграблении Рима, путь для атаки имперцев фактически был открыт бывшими солдатами Чёрных повязок, которые покинули город раздражёнными и безденежными и спонтанно влились в ряды войск герцога Бурбона.

  • 1
спасибо за интересный рассказ!

  • 1
?

Log in